Интервью с руководителем компании freeDom Haus в журнале "Пригород"

Интервью с руководителем компании freeDom Haus в журнале "Пригород"

Дом не сводится к технологиям. Это еще и философия. Важно ведь не только из чего он построен, но и — для чего. Станет ли в нем жить большая традиционная семья или пара модных хипстеров (редко, но бывает и такое). А может, предприниматель перед пенсией ищет покоя и уюта и вообще предпочитает одиночество?

– Дом — очень древнее и консервативное понятие. Возможно ли обновление?

– Это зависит от размеров дома, от его трансформируемости, приспособленности к новым технологиям. Смотрите: все, что относится к рынку мобильных устройств, компьютеров, — очень изменчиво. В этой сфере технологии меняются стремительно. Условно — со скоростью света. В автопроме — скорость звука. В домостроении — темп пешехода.
Новации нужны, и они должны быть заложены в проект как возможности, а не как предписанные решения.

– Экономист Владимир Мау пишет о том, что «длинные» инвестиции во всем мире стали рискованными. Все быстро меняется, долгий проект может столкнуться с открытием, которое просто его отменит…

– Да, возник новый уровень конкуренции. Угроза для высокоскоростных магистралей — снижение стоимости авиаперевозок. Или труба Илона Маска. «Длинные» инвестиции просто не успеют окупиться. Прорыв в какой-то одной сфере приводит к деградации в других. Сейчас количество угроз превышает количество возможностей. Целые отрасли и профессии будут умирать на наших глазах. И мы пока не знаем, что нас ждет. В том числе — с распространением нового фетиша, блокчейна.

Последней революцией в строительной сфере
стало возникновение индустриального домостроения.
И она еще не закончилась — по крайней мере, у нас.

– Возможна ли революция в строительной сфере?

– Последней такой революцией стало возникновение индустриального домостроения. И она еще не закончилась — по крайней мере, у нас. Загородное домостроение завязано на погодные условия и уровень благосостояния людей, плюс социальные и ментальные особенности. 

Например, в Испании передовые технологии не пошли дальше несъемной опалубки. То есть где-то на нашем уровне. Все равно сохраняется большой объем ручного труда.

Есть немецкий подход, система Huf Haus. Изготовление и сборка происходит на заводе, на участок заказчика дом привозят и собирают за несколько дней. Но это стоит от 3000 евро за квадрат! Цена немалая, это плата за качество, за то, что заводское изготовление комплектующих снимает многие вопросы в дальнейшей эксплуатации. В Германии другой покупатель, там есть квалифицированный спрос. В наших (умеренно северных) условиях индустриальный подход постепенно берет верх. И победит тот, кто обеспечит, с одной стороны, — долговечность, а вместе с тем — возможность трансформировать дом, перестраивать, менять планировки без ущерба качеству.


– В вашем немецком примере такие дома выбирают те, для кого загородное жилье — основное?

– Формат «квартира плюс дача» массово встречается лишь в некоторых странах, это наш специфический подход. Недаром слово «Dacha» вошло в международный обиход как русский термин.

– Жить на два дома — это же двойные затраты! Если серьезно относиться к комфорту, это не может быть массовым явлением. Нельзя иметь два полноценных жилья. Или можно?

– У моих клиентов, покупающих дома в проектах Patrikki Club или Liikola Club, — больше одного жилья. Тенденция сложная. С одной стороны, все чаще сталкиваешься с тем, что в рабочее время человек отвечает: «Я за городом».
С другой — надо учить детей, приличное образование важно, в загородной жизни это непросто. Клубок противоречий завязан на мобильности: все упирается в этот фактор!

Важно учитывать вот еще что: новое поколение, обдумывая крупную покупку, меньше принимает во внимание эмоциональные факторы. Можно сказать, они более прагматичны, все быстро и четко считают. Как будто у них в голове есть такой баланс пассивов и активов. Наверное, уже на уровне подкорки.

Всякая романтика — это классно: сел в самолет, прилетел, посмотрел. Но покупать — зачем? Уровень экономической грамотности молодежи гораздо выше, чем у нашего поколения. Сколько я буду тратить на это чудо, зачем оно мне нужно. Набор функций, которые требуются от дома, ограничен. И уж совсем им не важно, чтобы кто-то пришел и сказал: ого, какая у тебя огромная гостиная!

Главное, чтобы было интересно. Они в этом плане более раскрепощены, в том числе — внутренне свободны от необходимости кому-то что-то доказывать, одноклассникам или приятелям. Их понятие «жизнь удалась» не измеряется в лошадиных силах или квадратных метрах. А «степень крутости» считается в других величинах. И почти все они виртуальны. Мы стремительно входим в другую рыночную ситуацию.

Уровень загородного посёлка 
теперь оценивается в "лайках". 
Новое поколение собирается переезжать за город? 

– Интересно было бы устанавливать категорию поселка в «лайках»… Есть формат, который устроит и заинтересует новое поколение?

– Мы как раз над этим сейчас работаем.

– Что в него должно быть заложено?

– Наши будущие покупатели в жизни разобщены, удалены друг от друга — но объединены в виртуальных сетях. При этом существует и актуален дефицит личного общения. Есть потребность во взаимодействии в реальном пространстве по интересам. Будь то йога или вышивание крестиком. Ключи к успеху загородных проектов — в объединении разнородных и разобщенных групп. Что ты им можешь предложить? Если угадаешь, за тебя проголосуют покупкой. Главное — формирование на ограниченной территории определенной среды, которая будет привлекать людей, — но не фонариками, не скамеечками. Чем-то другим.
Раньше телефон был только телефоном. Теперь он и фотоаппарат, и плеер, и компьютер, и платежный терминал… Вот в этом направлении будет двигаться домостроение — совмещать большое количество разнообразных функций. И это должно стоить недорого.

– То, о чем вы говорите, легко может быть реализовано в формате базы отдыха. Или кемпинга. Но при чем здесь собственный дом?

– Да, здесь речь не о собственности. И финансовая схема проекта зависит от того, какие у тебя деньги. Если ресурс ограничен — строишь дорогу, вешаешь объявление и ждешь, когда принесут еще. Если есть «длинные деньги», ты более свободен в выборе формата. Сегодня форма собственности — не главное. Объект может быть скромным: небольшое жилое помещение, но в продуманной, удобной среде. Человеку не нужно навязывать затраты на инфраструктуру. Важно, чтобы он мог выбирать те или иные опции. Далее — дело управляющего, чтобы все это работало и хотя бы себя окупало.

– Без внешнего спроса? Для маленького поселка это сложно. И если мы предполагаем внешний спрос — значит, скорее всего, локация у оживленных трасс, вычеркиваем ландшафт и уединенность…

– Это зависит от логистики. Внешний и внутренний потоки важно развести на уровне проектных решений, чтобы они друг другу не мешали.
Человек должен иметь набор возможностей. Например, владеть какой-то небольшой собственностью в рамках проекта. Плюс к этому — вкладывать деньги в такие же коттеджи или в объекты инфраструктуры, в этом же месте или в аналогичных поселках в других локациях. Получать гарантированный доход от сдачи в аренду, быть акционером.

– Акционирование может быть успешным, если это массовый продукт с гарантированным спросом. Или я вкладываю деньги в конкретного человека, в имя, в историю успеха.

– Полагаю, будущее — за распространением определенных стандартных форматов. К этому все идет. Мне не нравятся сетевые магазины, я люблю маленькие оригинальные магазинчики, но с точки зрения бизнеса — все ровно наоборот. Не всем нравятся, но все пользуются. Для любителей — останется: дальняя заимка, где-нибудь на берегу и т.д.

– Возникает психологический разрыв. Идея собственного дома (в том числе) связана с возможностью что-то важное передать своим детям и внукам. А скорость изменений подсказывает, что это «что-то», скорее всего, окажется им совершенно не нужно.

– Полагаю, что изменения неизбежны, но не глобальны. Дело не в том, что новое повсеместно отменяет старое, а в том, что возникает возможность сосуществования множества разных форматов, старых и новых. Какие-то из них будут более популярны, какие-то — менее, но ниши есть и для тех, и для других. Я встречаю молодые семьи, поддерживающие совершенно традиционные ценности: несколько детей и так далее.


Рынок будет сегментироваться,
главное — в каждой нише делать флагманский продукт.


Основных групп несколько. Например, бессемейная и бездетная (или малодетная) тусовочная молодежь. Им, собственно, нужно койко-место и среда для общения. Молодые семьи из аппер-миддл-класса, в стабильных отношениях. Им нужны интересные места и решения, важен внешний облик. Третья — традиционный набор: подальше, потише, позеленее. Архаичная многопоколенная семья, бабушки-дедушки.

И сегодня мало строить красиво и прочно — надо четко понимать, для кого строим. И предлагать нужным группам. Это не отменяет модульности, технологичности.

Важно учитывать, что доходы среднего класса не растут. Не только у нас — во всем мире. «Окна возможностей» закрываются. Большие состояния с нуля сегодня сделать гораздо труднее, чем 15–20 лет назад. Люди знают: через несколько лет, скорее всего (в лучшем случае), у них будет такой же доход, как сегодня. Это меняет спрос.

– Айфон стоит дорого, но в нем сегодня совмещается множество функций. Средний класс за те же деньги может себе позволить много больше, чем раньше. Это видно и по индустрии досуга…

– Да, это открывает ниши для загородного рынка. Люди перестают рассматривать город как единственный способ существования. Но есть ограничитель: все зарабатывают неплохо, но не более того. Пока наш клиент — те, кто зарабатывает намного больше.

Liikola Club будет продаваться несколько лет, по 5–6 домов в год. Мы к этому готовы, это реальное время проекта. Сейчас я много занимаюсь новым форматом. Здесь нельзя ошибиться. Если проект не будет реализован в три года, риски превратиться в динозавра очень велики.

– Место определили?

– Я по-прежнему не рассматриваю варианты без озера. Единственное — убрал удаленность. Новый поселок будет ближе к городу.

– Курортный район?

– Не рассматриваю. Неадекватная цена. Предложений много, но, как правило, все это сельхозка. Есть предложения по рекреации, у меня они в коротком списке. С очередными новациями в законодательстве эта функция вдруг из минуса стала плюсом.

– Сроки?

– Рассчитываем приступить не позднее весны. На старте нужны серьезные ресурсы. И это будет экспериментальный проект, я рискую.

– Не опасаетесь, что нашу беседу прочтут конкуренты?

– Эти мысли все равно бродят в бизнес-сообществе, просто материализуются по-разному. Вопрос, кто угадает. Есть несколько ниш, в каждой из которых надо быть лидером. Раньше мы для сегментации рынка использовали очень примитивный набор параметров: площадь дома, мощность электричества и так далее. В лучшем случае — есть ли рядом лес и далеко ли до озера. Теперь на первый план выходят другие критерии.

Модульность, инфраструктура для совместного времяпровождения, для реальной социализации — что уже было вокруг и что предоставляет девелопер. Свое пространство, куда в субботу утром приезжает тренер по йоге, днем — учитель вязания, вечером — шеф-повар с мастер-классом. И вот здесь будут находиться критерии сегментации, даже не по ценам, а по социальным группам.

Для коттеджных поселков важно упрощение через усложнение.

На уровне проекта важно заложить всю инфраструктуру правильно, чтобы конечный пользователь мало зависел от случайностей. Это одна из основных задач на стадии управления. Мы этим сейчас и занимаемся, обкатываем вариант, как сделать индивидуальный высококачественный сервис более массовым и недорогим. За счет опыта, технологичности, IT-решений.


беседовал Синочкин Дмитрий Юрьевич
Пригород, Сентябрь 2017

Назад к списку новостей